КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 19-18-00221

НазваниеЭго-документы: межисточниковые диалоги о России первой половины XX в. в историко-литературном контексте

РуководительСуржикова Наталья Викторовна, Доктор исторических наук

Организация финансирования, регионФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук, Свердловская обл

Года выполнения при поддержке РНФ 2019 - 2021 

КонкурсКонкурс 2019 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-105 - История России в ХХ – ХХI вв.

Ключевые словановейшая история России, эго-документы, самоописательные практики, межисточниковая коммуникация, репрезентация, нарративизация, междисциплинарность, жанровые особенности

Код ГРНТИ03.23.55


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Центральной проблемой проекта является специфика отражения истории России первой половины ХХ столетия в эго-документах. «Зонтичным» термином эго-документы при этом обозначается корпус различных исторических источников, характеризующихся непременным присутствием «Я»: частная переписка и письма «во власть», дневники и воспоминания, маргиналии и записки для памяти, травелоги и публицистика, автобиографии и протоколы допросов, и т.д., т т.п. Их изучение видится необходимым в свете решения таких значимых для российского общества проблем, как проблема самоактуализации личности на фоне массофикации социальных процессов и проблема разрыва между «большой» национальной историей и частными историями людей, обозначившегося на фоне кризиса советской и постсоветской историографий. Кроме того, обращение к эго-документам актуально потому, что дает возможность изучить различные социальности, свойственные России первой половины ХХ в., и тем самым понять, что из себя представляло российское (советское) общество, насколько мир отдельной личности был автономен или, наоборот, интегрирован в общесоциальные процессы? Иначе говоря, в рамках проекта будет дан ответ на вопрос, можно ли рассматривать Россию первой половины ХХ столетия как сложную динамичную социальную структуру и как ее изменения рационализировались современниками в рамках самоописательных практик? Новизна решаемых в проекте задач обусловлена тем, что практически впервые в специальной литературе эго-документы будут проинтерпретированы одновременно и как исторические источники, и как особый тип организации повествования, и как специфическая социокультурная практика. Это позволит сделать выраженная междисциплинарность проекта, предполагающая изучение эго-документальных посланий в историческом, филологическом, социокультурном и отчасти антропологическом полях. Включенность эго-документов в междисциплинарный контекст безусловно повысит эффективность научного поиска, «переформатировав» саму логику их анализа. Там, где раньше посредством метода фрагментации «деталей» актуализировалась исключительно содержательная сторона этих источников, теперь будет проведено их комплексное исследование. Оно, позволив выявить динамику развития эго-документальной традиции и влиявшие на нее факторы, а также различные модели «само-освидетельствования» и их функции, объективирует как изменения собственно «автобиографического пейзажа», так и трансформации политического, социального и культурного ландшафта в России первой половины ХХ в. Можно сказать, что тем самым будет показано, как исторический и социокультурный контексты преобразовывали самоописательные процедуры и их результаты, с одной стороны, и как автобиографические события модифицировали представления о прошлом ‒ с другой. Совершенно очевидно, что представления о прошлом при этом превратятся в более дифференцированные, нюансированные, а кумулятивный эффект от изучения этих представлений не только разнообразит историческое знание. Думается, что обстоятельное изучение контекстов, мотивов и моделей самоописаний современников России первой половины ХХ столетия позволит найти более адекватные методы прочтения и языки интерпретирования эго-документов. Это же, в свою очередь, будет напрямую способствовать выходу их исследований на качественно новый уровень, а значит ‒ и исследований истории России первой половины ХХ столетия в целом. Более того, это может оказаться не просто новый уровень, это может стать фазой институциализации «эго-изысканий» как самостоятельного поля плодотворной междисциплинарной кооперации различных представителей гуманитарного знания. Достижимость цели и задач проекта обеспечивается наличием у его коллектива солидного научного задела в разработке эго-проблематики как посредством инструментов исторического знания, так и посредством инструментов смежных гуманитарных дисциплин. Кроме того, возможность получения запланированных результатов обеспечена наличием разнообразных историографических и исторических источников, которые позволят многоаспектно проанализировать поставленные в проекте проблемы.

Ожидаемые результаты
В ходе реализации проекта ожидается получение оригинальных научных результатов, среди которых следует отметить как минимум следующие. 1. Расширение полигона междисциплинарных исследований гуманитарного профиля. Ожидается, что ретроспективное исследование не только взаимообразно обогатит различные отрасли гуманитарного знания, но, возможно, посредством их интеграции приведет к конституированию или, как минимум, автономизации нового специального направления исследований. 2. Совершенствование теоретико-методологических оснований изучения эго-документов с выработкой перечня наиболее эффективных инструментов их анализа, что даст возможность повысить статус этих источников на фоне других и укрупнить масштабы их использования. 3. Экспозиция различных моделей нарративизации истории России первой половины ХХ в. посредством публикации одножанровых и разножанровых комплексов источников, а также отдельных мультижанровых эго-текстов. Созданное таким образом пространство межисточниковой коммуникации различных эго-документов призвано не просто продемонстрировать формульные инварианты самоописательных практик. Диалог различных эго-источников также даст возможность актуализировать проблему поиска индивидами доступных способов выражения своего индивидуального опыта и опыта тех социальных группы, с которыми они себя так или иначе соотносили (отождествляли, противопоставляли и т.д.). 4. Реконструкция динамики эго-документальной традиции в России первой половины ХХ в. Это позволит предложить аналитически обоснованную периодизацию развития самоописательных практик и определить степень зависимости этого развития от конкретно-исторических, историко-литературных и социокультурных факторов, а значит, рассмотреть сами эти факторы как часть историко-социального процесса в России первой половины ХХ в. 5. Выявление, каталогизация и концептуализация основных интерпретаций истории России первой половины ХХ в. посредством сравнительного анализа различных эго-документальных посланий и/или комплексов таких посланий. Это даст возможность объективировать не только различные модели «воспроизводства себя» на фоне истории, но и легитимирует дифференцированное видение собственно истории, ее различные версии и кавер-версии. 6. Конкретизация мотивов и режимов самоописательной деятельности с выявлением специфики различных эго-проектов. Тем самым будет сформировано представление о мере зависимости контента этих проектов от: а) законов жанра и/или слова, б) исторического момента, в) социального капитала автора и г) его сугубо индивидуальных, личностных качеств. 7. Объективация структурирующей функции различных самоописательных практик, их способности генерировать, консервировать и модифицировать те или иные социальные альянсы через относительно стабильные, шаблонированные формы автопрезентаций их участников. 8. Убедительная аргументация представлений о том, что для России, как и для других стран, было свойственно характерное для изучаемой эпохи многообразие социальностей. Иначе говоря, российскому (советскому) обществу были вполне релевантны «маленькие» группы, и их повестка на фоне глобальных задач (напр., «строительства социализма») не теряла своей актуальности. Этот вывод, наложенный на совокупность уже имеющихся и вновь полученных эмпирических материалов позволит обновить корпус представлений о социальной, гендерной, повседневной и пр. историях России первой половины ХХ в., а значит ‒ и истории в целом. Для данной отрасли знания проект носит новаторский характер. Новизна заявленной в нем проблематики, формулировка задач и концептуальных оснований вполне соответствуют уровню мировой науки, позволяя надеяться на прорывной характер ожидаемых результатов. Планируемые способы обнародования результатов исследования: 1. 20 докладов и выступлений на различных конференциях. 2. Подготовка и издание 3 сборников документов. 3. Публикация серии из 26 статей в рецензируемых сборниках и журналах, в т.ч. 14 ‒ в изданиях, индексируемых в базах данных Web of Science или Scopus. 4. Подготовка монографии «Эго-документы. Россия первой половины ХХ в. межисточниковых диалогах».


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2019 году
Плановые работы по проекту на 2019 г. выполнены полностью. Исследование велось в соответствии с принятым планом-графиком в трех направлениях: – поисковом; – исследовательско-публикаторском, – презентационном. Поскольку отчетный период был стартовым для проекта, прежде всего он предполагал поисковые изыскания. Их осуществление стало необходимым условием для успешного решения сразу нескольких задач: уточнения теоретико-методологических основ исследования, конкретизации его концептосферы и определения границ применения термина «эго-документы», выявления, паспортизации и каталогизации первичного источникового материала и комплектования на этой основе «рабочего» архива проекта, в том числе электронного. Особую значимость на начальном этапе реализации проекта приобрела деятельность его участников, нацеленная на поиск, последующий анализ и обсуждение специальной литературы, связанной с теорией эго-документов и практикой их использования. Было выявлено, что особенно интересными на сегодняшний день следует признать попытки терминологизации (определения и переопределения) эго-документов и групп эго-документов, уже предпринятые и вновь предпринимаемые западными исследователями. Работа с историографическими источниками подтвердила выдвинутую еще на уровне заявки гипотезу о «зонтичном» характере термина «эго-документы» и перспективности его использования прежде всего в многозадачных и многоаспектных интердисциплинарных исследованиях. Другой составляющей поисковых работ в рамках проекта стала аккумуляция эмпирического материала, то есть различных эго-документов и их комплексов. С этой целью были обследованы фонды архивов различных уровней в Екатеринбурге, Перми, Тобольске, Самаре, Москве, Санкт-Петербурге и др., а также документальные собрания ряда библиотек. Особое внимание было уделено выявлению малодоступных и малоизвестных источниковых материалов в фондах российских музеев и частных коллекциях. Необходимо подчеркнуть, что поисковые работы в архивах, музеях и библиотеках позволили не просто выявить различные эго-документы, но и сформировать их подборки, позволяющие рассматривать те или иные источники из перспективы межисточниковых диалогов и даже полилогов (например, был сформирован комплекс документов по истории восстаний народов Северного Урала, Ямала и Сибири против Советской власти в 1920–1930-е гг). Проблемно-тематическая систематизация выявленных и собранных информационно-источниковых материалов (специальной литературы и собственно эго-документов) позволяют говорить о формировании солидной базы для дальнейшей реализации проекта. Публикаторская работа участников проекта преследовала цель введения в научный оборот новых эго-документов и их комплексов. Однако сам отбор этих документов для публикации и формы их передачи уже содержали исследовательскую компоненту. Она состояла не только во внешней и внутренней критике источников, их археографическом описании и научном комментировании, но и в попытках найти и предложить ту теоретико- методологическую или, как минимум, интерпретационно-концептуальную рамку, которая позволила бы увидеть в тех или иных эго-текстах и эксплицитные, и имплицитные смыслы. При этом публикации, казалось бы, узкоспециальных эго-документов доказали необходимость прочтения, транскрибирования любых эго-источников как средоточия сразу трех пластов информации: 1) относящейся к сфере типичного (социального), 2) принадлежащей к области субъектного, субъективного (опыту отдельной социальной группы) и 3) являющейся исключительно личной (актуальной только для конкретного индивида). Публикаторская деятельность участников проекта напрямую способствовала реализации его собственно исследовательской части. Она, как и предполагалось на уровне заявки, сосредоточилась вокруг задачи реконструкции различных моделей/режимов выстраивания истории России первой половины ХХ в. вокруг отдельного «Я». Выраженная междисциплинарность проекта при этом предполагала разветвление исследовательских изысканий на: 1) конкретно-исторические, призванные вскрыть информационный потенциал эго-документов посредством их включения в коллективное источниковое поле; 2) источниковедческо-литературоведческие, нацеленные на выявление степени изменчивости/консервативности эго-текстов, их форм, стилей, языка и т.п.; 3) антропологически ориентированные, позволяющие макроскопировать миры автобиографических героев и понять, является ли легитимирующая функция главной функцией эго-документов, в которых фиксируются как гегемонные, так и периферийные версии истории. Однако приведенная выше разбивка стратегий исследования эго-документов, как показал опыт уже проведенных изысканий, достаточно условна. На самом деле эти стратегии дополняют друг друга, а сами эго-документы выступают при этом одновременно и как особая группа исторических источников, и как автономный литературный мета-текст, и как специфическая социокультурная практика. Именно с таких позиций в рамках проекта были исследованы следующие проблемы: – влияние самоописательных шаблонов своего времени на структуру, язык и эстетику автодокументальных текстов; – воздействие доминирующего дискурса на актуальные и ретроспективные оценки «большой истории» и личного прошлого автобиографических героев; – изменчивость/преемственность сюжетов, характерных для само-описательных практик изучаемого периода; – причины появления в России первой половины ХХ в. псевдо-эго-документов, а также их формы; – траектории формирования автобиографических мифов и их соотношение с конвенциональными мифами эпохи; – специфика мужских и женских самоописательных практик и способы проговаривания травмы в этих текстах; – самоописательные практики как инструмент (пере)сборки личной, семейной и коллективной памяти, а также изобретения (само)идентификационных кодов. Все описанные выше исследовательские опыты, что принципиально для реализации проекта, осуществлялись из перспективы межисточниковых диалогов – диалогов между однотипными авто-текстами, между разножанровыми я-свидетельствами, между эго-документами и документами совсем иного характера (например, делопроизводственного). Особое значение имели организация и проведение в рамках отчетного периода научного семинара «Дневники 1930-х гг.: механика сборки и трудности чтения», в ходе которого, помимо универсальных свойств дневниковых текстов (их процессуальности, противоречивости, незавершённости и диалогичности), артикулировались следующие темы: роль дневника в создании истории литературы; дневник как тип автожанра; дневник литератора и «обычного» человека в контексте филологического анализа; нарративные практики летописания; феномен «конструирования» («изобретения») истории; русская автодокументальная традиция и ее современные интерпретации; дневниковое повествование в контексте литературоведческого аспекта истории повседневности, гендерной истории, анализа социальных практик; и др. Обсуждение этих вопросов позволило участникам проекта сделать конкретные шаги в направлении конкретизации и приращения общей теоретико-методологической базы исследования. Результатом реализации проекта в отчетный период стало издание 17 публикаций, в том числе: – сборника документов «Первая мировая война в зеркале эго-источников: практики описания» (М.: Политическая энциклопедия, 2019, 415 с., 31,5 п.л.), – 14 статей в рецензируемых изданиях, из них 4 статей в изданиях, входящих в БД Scopus и Web of Science. Участниками проекта было подготовлено и представлено на научных форумах различного уровня 13 докладов. Все это стало возможно в том числе благодаря командировкам, осуществлённым участниками проекта Н.Б. Граматчиковой (Санкт-Петербург), Н.А. Михалевым (Москва, Тобольск), Ю.С. Подлубновой (Нальчик) и Н.В. Суржиковой (Пермь, Челябинск, Москва, Калининград, Тобольск, Новосибирск).

 

Публикации

1. Вебер М.И. «Тяжелые времена переживает Русская земля»: дневник священника 3-го Барнаульского Сибирского стрелкового полка К. Дмитриева Культурный код, - (год публикации - 2019).

2. Голубинов А.Я. Эго-документы как способ конструирования личной и семейной истории: случай Петра и Михаила Герасимовых Genesis: исторические исследования, № 12. С. 1-9 (год публикации - 2019).

3. Граматчикова Н.Б. «Дело о поджоге...»: эго-документы и культурная память о пожаре и Кузнечно-прессового цеха Уралмашзавода в 1933 году Шестая Международная науч.конф. «Механизмы формирования зон культурного отчуждения и пограничья-2019». Программа и материалы. 2-5 октября 2019. СПб., С. 47-48 (год публикации - 2019).

4. Граматчикова Н.Б., Литовская М.А., Михалев Н.А., Суржикова Н.В. "A Tale about how Lenin cured old woman Agrafena" historical and literary mystification and its meanings Диалог со временем, № 68. С. 388-403 (год публикации - 2019).

5. Граматчикова Н.Б., Рожкова Т.И. Construction of identity in Magnitka's working poetry: Memory as resource Уральский исторический вестник, № 2 (63). С. 14-21 (год публикации - 2019).

6. Казанков А.П., Лейбович О.Л. Aggregate everyday life in the Stalinist era: towards a problem definition Вестник Пермского университета. Сер. История, - (год публикации - 2019).

7. Лебеденко Е.Ю. «Все разбито, и у меня на душе какие-то обломки»: репрезентация женского травматического опыта Гражданской войны в частных письмах начала 1920-х гг. Культурный код, - (год публикации - 2019).

8. Лейбович О.Л. «Надо отбить лисьи повадки у нее…»: бестиарий в партийном дискурсе 1940–1950-х гг. Вестник археологии, антропологии и этнографии, № 3 (46). С. 170-175 (год публикации - 2019).

9. Мельниченко М., Сенюхин А. Что же за всем этим будет? А будет январь! Новогодняя ночь в личных дневниках первой половины ХХ века Родина, № 12. С. 70-79 (год публикации - 2019).

10. Мельниченко М., Сенюхин А. «Говорят, что историчка ехидна и упряма, как стадо чертей». Об отношениях учителей и учеников свидетельствуют личные дневники ХХ века Родина, № 9. С. 42-48 (год публикации - 2019).

11. Мельниченко М., Сенюхин А. «Дорогой Никита Сергеевич…» Свидетельства из дневников советских людей о триумфе и крахе вождя Родина, № 10. С.42-49 (год публикации - 2019).

12. Мельниченко М., Сенюхин А. Поговори со мною, мама… Сокровенные записи о самом дорогом человеке из дневников наших юных соотечественников Родина, № 11. С. 60-66 (год публикации - 2019).

13. Мельниченко М., Сенюхин А. Ах, синема! Свидетельства о кинематографе ХХ века в дневниках зрителей Родина, № 8. С. 77-84 (год публикации - 2019).

14. Михалев Н.А., Суржикова Н.В. Западно-Сибирское восстание в мемуарах начальника Обдорской радиостанции И.П. Волкова Гражданская война на Востоке России (ноябрь 1917 – декабрь 1922 г.): сборник материалов Всероссийской научной конференции с международным участием. Новосибирск: Изд-во СО РАН, С. 41-48 (год публикации - 2019).

15. Подлубнова Ю.С. «Хранителю Уфимского музея…» Письмо Д. Д. Бурлюка к А. А. Черданцеву от 3 августа 1923, Нью-Йорк Сюжетология и сюжетография, № 1. С. 199-206 (год публикации - 2019).

16. Суржикова Н.В. Образ беженки в публичном пространстве России 1914-1917 годов (по материалам общественных организаций, периодической печати и эго-документам) Женщины и мужчины в миграционных процессах прошлого и настоящего: мат-лы XII международной научной конференции: в 2 ч. / отв. ред. Н.Л. Пушкарева, И.О. Дементьев, М.Г. Шендерюк. М.: ИЭА им. Н.Н. Миклухо- Маклая РАН; Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта., Ч. 1. С. 316-320 (год публикации - 2019).

17. Суржикова Н.В., Литовская М.А., Лейбович О.Л., Лебеденко Е.Ю., Михалев Н.А., Лобанов Д.А., Ощепков Л.Г. Первая мировая война в зеркале эго-источников: практики описания Первая мировая война в зеркале эго-источников: практики описания. М.: Политическая энциклопедия, 415 с. (год публикации - 2019).


Аннотация результатов, полученных в 2020 году
Плановые работы по проекту на 2020 г. выполнены практически полностью. Исследование велось в соответствии с принятым планом-графиком в трех направлениях: поисковом, исследовательско-публикаторском и презентационном. Поисковые работы в 2020 г. предполагали прежде всего докомплектование источниковой базы исследования. Это позволило выявить не только новые эго-документы, но и сформировать блоки таких документов. В частности, это блок документов, составленный из частной переписки семей Батановых (1908–1947), Сиговых (1917–1959), Чайкиных (1923–1941), Чердынцевых (1917–1939) и др. Он позволяет реконструировать целые десятилетия советской истории первой половины ХХ столетия через письма современников, дает возможность увидеть, менялся ли сам жанр переписки, ее стилистические решения и рисунок письменной речи. Не менее перспективным видится изучение комплекса самоописательных нарративов, выявленных в личном фонде Б.К. Луканина, инженера Уралмаша, участника Великой Отечественной войны. Их изучение и публикация является безусловно перспективным проектом в силу их выраженной интертекстуальности и мультижанровости, аналитизация которых послужит не только расширению круга известных эго-документов, но и представлений о них. Также в отчетный период был выявлен целый ряд эго-документов, которые, образуя несколько подборок, позволяют увидеть Россию/СССР первой половины ХХ в. глазами иностранцев. Раскрывая особенности их восприятия российской/советской действительности, такие источники представляют большую ценность как база для дальнейших исследований эго-документов из имагологической перспективы. Как представляется, уже и вновь выявленные и переведенные в массив эго-источники в совокупности с документальной и художественной прозой автобиографического характера, материалами очеркистики и газетной публицистики позволяют говорить о формировании солидной источниковой базы проекта и эффективно решать ту часть его задач, которая относится к исследовательско-публикаторским задачам. Публикаторская работа, проводившаяся в отчетный период, напрямую была связана с исследовательской работой. Она показала, что любой из известных подходов к публикации эго-документов и их использованию как базовых в конкретно-исторических исследованиях продуктивен, позволяя решать различные задачи. Это относится как к казуальному подходу, основанному на логике уникализации самоописательных нарративов и макроскопированию в них прежде всего авторского Я и истории частной жизни, так и к переводу источников в массив, в рамах которого авто-тесты калибруются в соответствии с проблемно-тематическим принципом и принципом аналоговости. Кажущаяся полярность этих подходов, однако, не отменяет, а, наоборот, фундирует вывод о том, что в любом эго-документе засвидетельствованы одновременно как социальное, так и индивидуальное. При этом их сегрегация в эго-текстах всегда проблематична, поскольку и социальное, и индивидуальное разнообразны и множественны в своих проявлениях. Именно это свойство превращает эго-документы в основание для актуализации проблемы выработки той или иной классификации социальных типов, видов и пород. Эго-документы практически всегда указывают на то, что социальная реальность всегда сложнее такой классификации, и что любому обществу релевантны бесконечно разнообразные «малые» группы и подгруппы, границы которых, ко всему прочему, всегда разомкнуты и подвижны. Проблема соотношения индивидуального и социального в эго-документах стала центральной при изучении и подготовке к публикации сборника документов с рабочим названием «Короткий ХХ век? Хроники частной жизни девочки-женщины-бабушки». Положенный в основу сборника дневник Т.Д. Рожковой (дочери царского инженера, киевской гимназистки, столичной курсистки, студентки, журналистки, служащей Московского союза потребительских обществ, треста Нарпит, Кусковского химзавода, завода «Борец» и Всесоюзной плановой академии при Госплане СССР, снова журналистки, но уже не в Москве, а в Сибири, и, наконец, архивиста, историка, краеведа и поэтессы), не просто фиксирует обычную для такого рода авто-текстов функцию синтаксически организовывать жизненный опыт скриптора. Он также засвидетельствовал, что с точки зрения соотношения личного/индивидуального и общественного/социально детерминированного дневниковые тексты могут быть аттестованы как ответ индивида на массофикацию многосложных и многовекторных социальных и социокультурных процессов. И именно эта многовекторность и многосложность предопределяет тот факт, что что любой «самообраз», созданный автором того или иного эго-документа, обманчив и гораздо более многозначен, чем это может показаться. Тема конфликта большого советского исторического мифа и мифа автобиографического стала главной при изучении воспоминаний бывшего начальника Обдорской радиостанции и члена местного ревкома И.П. Волкова. Посвященный событиям так называемого Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г. на севере Тюменской губернии, этот источник спровоцировал ожесточенные споры бывших участников описываемых в нем событий и появление целого ряда альтернативных эго-документов. Это свидетельствует о том, что даже в середине ХХ в., когда общая рамка понимания Гражданской войны уже сформировалась и обросла соответствующими риторическими фигурами, интерпретации ее региональных планов вполне могли быть вариабельными. Но поскольку в «официальном резервуаре государственных мифов» (К. Кларк) военно-революционный миф был куда значимее любого другого, имея статус советского «космогонического» мифа и являясь первоосновой всего советского «архива» (в понимании М. Фуко), большинству таких эго-источников, как действительно личные воспоминания И.П. Волкова о событиях Гражданской войны на Обдорском Севере, было отказано в публикации даже после многократных исправлений и переписываний. Как и планировалось, в отчетный период в рамках проекта продолжалось изучение эго-документов, созданных уральским писателем П.П. Бажовым. В рамках этого направления исследований был рассмотрен нетривиальный вопрос о циркуляции и эксплуатации авто-текстов известных скрипторов в публичных пространствах современности и, в частности, в СМИ. Особое внимание было уделено проблеме адаптации автобиографической информации, сообщенной самим литератором в художественных и автокомментирующих текстах, в условиях кризиса верификации, что позволило выявить парадоксальный способ использования сообщенной автором-классиком информации о себе: культ писателя-классика, сложившийся в результате «солидарного чтения» одновременно как поддерживается, так и разрушается разнообразными версиями «жизнетворческого спектакля» интерпретируемого автора. Помимо самоописательных опытов П.П. Бажова и их судьбы, анализу были подвергнуты и другие автобиографические тексты, создание которых было напрямую связано с литературными процессами исследуемой эпохи. Было показано, что эти процессы напрямую способствовали массовизации пишущих о себе субъектов и определению нормативных, универсальных логик и моделей самооописательных нарративов. Особого внимания при этом удостоилась автобиографическая проза 1930-х гг. и тема авторства как «достижения рабочего человека». Изучение феномена автора-рабочего, обратившегося к литературному творчеству и создавшему художественную автобиографию, потребовало реконструировать благоприятствовавший этому феномену историко-литературный контекст и, в частности, историю создания и деятельности Уральской ассоциации пролетарских писателей (УралАПП), предопределившей создание романов «Я люблю» А. Авдеенко (1933) и «Моя жизнь» А. Коревановой (1936), повести «Моя школа» А. Бондина (1934), книги воспоминаний рабочих Высокогорского железного рудника «Были горы Высокой» (1935). Заметную роль окончательной отделке этих произведений и их публикации безусловно сыграл М. Горький, который видел в появлении нового субъекта – пролетария-писателя – одну из главных задач современности. Сюжеты возникших при этом книг были основаны на истории автобиографического героя, наделенного стремлением к культуре и выходящего из «темноты», важнейшей составляющей которой являлось существование его как собственно пролетария. Чтение и письмо в рамках этой логики изображались как главный результат «ударной работы» автора и государства, предоставившего субъекту возможность освоить сложную форму самопредъявления – свою развернутую автобиографию. Пролетарий, став автором опубликованной книги, кардинально менял свой социальный статус, занимая высшее место в символической иерархии профессий наряду с прежними «хозяевами» письменной культуры. Этот факт – факт смены пишущим рабочим своего статуса, а именно его превращение из пролетария в писателя, демонстрировал, что производство нового человека даже из казалось бы безнадежного «человеческого материала» вполне возможно. Таким образом совокупность рабочих автобиографий, подготовленных к печати при участии Горького, создавала у современника ощущение закономерности превращения «подневольного пролетария» в «свободного творца». Среди задач, решавшихся в отчетный период, нельзя не упомянуть начало работ над монографическим исследованием «Эго-документы. Россия первой половины ХХ в. в межисточниковых диалогах». Было признано необходимым уделить особое внимание разделу монографии, в котором будет концептуализироваться само понятие «эго-документ» и конкурирующие с ним термины, а также их смыслы и функции, усложнение которых связано с усложнением рисунка современных гуманитарных исследований и их активным междисцплинарным дрейфом. Презентация концепции и промежуточных результатов проекта, составляя еще одно из направлений его реализации, предполагала их обсуждение на различных площадках. Работая в этом направлении, участники проекта выступили с 9 докладами и сообщениями в рамках целого ряда различных научных форумов. Отдельного упоминания при этом заслуживает организованный и проведенный 12 ноября 2020 г. в рамках проекта научный семинар «Автопортрет советского героя: логики и модели презентации». Речь на семинаре шла о мемуарах, а также о проблеме выкристаллизации тех нарративных форматов, которые используются при создании подобных эго-источников. В рамках представленных на семинаре докладов для рассмотрения этой проблемы использовались довольно специфические авто-тексты: собственно мемуары, а также эго-документалистика, созданные первопроходцами советской Арктики и создателями Уралмашзавода. Фокусировка на самосвидетельствах так называемых советских героев позволила уйти от общих рассуждений о мотивах создания мемуарных посланий, особенностей свойственного им типа ретроспективности, специфики их сюжетосложения и пр. и актуализировать следующие вопросы: что значит «быть героем, пишущим о себе»; что значит «писать о себе как о герое»; как это сочетается с «риторикой скромности» «простого советского человека»; каким образом героическое включалось в (авто)биографическое повествование; героика освоения новых земель и новых машин — одинакова ли она; какие модели подвига оказывались актуальными для пишущих в ранне- и позднесоветское время; существуют ли типы нарративов, где подвиг уместен и неизбежен; есть ли на свете места, где подвигу нет места, или исключенные структуры героического нарратива? Таким образом, что план работ по проекту на 2020 г. практически полностью выполнен в соответствии с установленным графиком и сроками, несмотря на невозможность командировок, из которых состоялось только две (Москва, Пермь). Конкретные результаты реализации проекта в отчетный период выразились в: – подготовке к печати сборника документов «Западно-Сибирское крестьянское восстание 1921 г.: войны памяти»; – 20 различных публикациях 20 статей, в том числе 7 в изданиях, входящих в БД Scopus и Web of Science; – представлении 7 докладов и сообщений на 7 научных форумах различного уровня.

 

Публикации

1. Антипина З.С., Подлубнова Ю.С. Стратегии и формы автоописания в творчестве П.П. Бажова Уральский исторический вестник, № 4 (69). С. 118–126 (год публикации - 2020).

2. Вебер М.И. К вопросу о биографии капитана Герке Урал индустриальный. Бакунинские чтения: материалы ХIV Всероссийской научной конференции. Екатеринбург, 16–17 ноября 2020 г.; в 2 т. Екатеринбург: ООО Изд-во УМЦ УПИ, Т. 2. С. 459–469 (год публикации - 2020).

3. Вебер М.И. «Надо признаться, что положение такое, которое бьет по нервам»: письма И.Я. Тунтула А.Г. Белобородову Культурный код, - (год публикации - 2020).

4. Голубинов Я.А. Гражданская война как место и практики памяти в 1920–2010-е гг.: случай Самары Гражданская война в России: Жизнь в эпоху социальных экспериментов и военных испытаний, 1917–1922: Материалы международного коллоквиума (Санкт-Петербург, 10–13 июня 2019 г.). СПб.: Нестор-История, С. 595–609 (год публикации - 2020).

5. Голубинов Я.А., Поршнева О.С., Суржикова Н.В. Прошлое для будущего: история российской Гражданской войны в нарративах 1930-х гг. Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России, Т. 19. № 2. С. 490–502 (год публикации - 2020).

6. Граматчикова Н. «How I gave birth» (and why I am writing about it): women’s narratives of first childbirth experiences from internet publications Folklore – Electronic Journal of Folklore, P. 97–124 (год публикации - 2020).

7. Казанков А.И., Лейбович О.Л. Три жизни Николая Агафонова: трансформации идентичности в эпоху войн и революций Уральский исторический вестник, № 4 (69). С. 109–117 (год публикации - 2020).

8. Литовская М.А. Образ П.П. Бажова в современных российских СМИ: биографический поворот Известия Уральского федерального университета. Сер. 2: Гуманитарные науки, Т. 22. № 2 (198). С. 138–150 (год публикации - 2020).

9. Литовская М.А., Подлубнова Ю.С. Авторство как «достижение рабочего человека» в автобиографических книгах уральских рабочих 1930-х годов Вестник Пермского университета. Сер. История, - (год публикации - 2020).

10. Мельниченко М., Сенюхин А. «Вспоминайте иногда вашего студента». Записи из дневников студентов и преподавателей прошлых веков Родина, № 1. С. 79–85 (год публикации - 2020).

11. Мельниченко М., Сенюхин А. «Пролетарка, выдвигай свой актив!» Международный женский день в личных дневниках советских людей Родина, № 3. С. 20–26 (год публикации - 2020).

12. Мельниченко М., Сенюхин А. Ленин жив. 1904–1924. Дневники современников сохранили совсем не бронзового вождя Родина, № 4. С. 16–24 (год публикации - 2020).

13. Мельниченко М., Сенюхин А. «Командир полка взял щепотку земли и поцеловал...» Из дневников вернувшихся домой победителей и тех, кто ждал их в тылу Родина, № 5. С. 80–83 (год публикации - 2020).

14. Мельниченко М., Сенюхин А. «Я дал свою кровь, причем, ее у меня взяла врач Лейкина...» Свидетельства из личных дневников медиков и пациентов минувшего столетия Родина, № 6. С. 15–23 (год публикации - 2020).

15. Мельниченко М., Сенюхин А. Вагончик тронется... Свидетельства из личных дневников пассажиров минувших столетий (1838–1931) Родина, № 8. С. 47–56 (год публикации - 2020).

16. Мельниченко М., Сенюхин А. «Еду на Кавказ с экскурсией от Наркомпроса...» Отпускные впечатления советских людей, оставленные в личных дневниках (1920–1962) Родина, № 9. С. 59–65 (год публикации - 2020).

17. Мельниченко М., Сенюхин А. Гастрономические свидетельства из дневников наших соотечественников (1805–1936) Родина, № 11. С. 86–93 (год публикации - 2020).

18. Подлубнова Ю.С. Агриппина Кореванова: из пролетарок в писательницы? Ее жизнь. По мотивам романа А.Г. Коревановой «Моя жизнь»: повесть / под общ. ред. О.В. Климовой. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, С. 9–15 (год публикации - 2020).

19. Суржикова Н.В. «Я арестован и заключен под стражу совершенно незаслуженно…»: Чекисты Сталина в тисках «социалистической законности» Вестник архивиста, № 4. С. 1273–1279 (год публикации - 2020).

20. Суржикова Н.В. Проговаривая травму: опыт оккупации в воспоминаниях М. Кизапиева Великая Победа в реалиях современной эпохи: историческая память и национальная безопасность. Сборник научных статей. Екатеринбург: Сократ, С. 118–121 (год публикации - 2020).